Как происходит затопление отходов в открытом море

Затопление в открытом море отходов при помощи судов обходится недешево. К этому способу прибегают только в крайних случаях: если они в данном месте не могут не нанести вреда или они не разлагаются и их нельзя сжечь, а также если они находятся у мест хранения боеприпасов, отравляющих веществ, радиоактивных материалов и некоторых материалов синтетического производства. Поскольку море за пределами трехмильной зоны территориальных вод было свободно от всяких законодательных ограничений, то до сих пор каждый мог сколько угодно сбрасывать там отходы. Если при появлении нефти на поверхности моря сразу же раздаются жалобы купающихся и защитников птиц, взывающих о помощи, то в данном случае в море уже десятилетиями сбрасываются (тайно от общественности) многие тысячи контейнеров отходов химического производства разных промышленных стран Европы. Так, например, одна только Великобритания с 1963 до 1969 года затопила в Северной Атлантике около 40 тыс. контейнеров с солями синильной кислоты (цианидами), мышьяком и другими ядовитыми веществами и, кроме того, 38 тыс. контейнеров хлорированного углеводорода.
В 1970 году скандинавским ученым удалось обнаружить в открытых водах Атлантики и в норвежских прибрежных водах алифатический хлорированный углеводород. Это оказались ядовитые отходы предприятий, производящих полихлорбифенил (ПХБ). Химики произвели их анализ в открытом океане, и оказалось, что они действительно представляют большую опасность для морских организмов. К тому же здесь речь идет о загрязнителях длительного действия (устойчивых к окружающей среде), которые накапливаются в пищевой цепи. В контейнерах, выловленных рыболовными судами, были обнаружены многие из таких вредных веществ. Что еще более прискорбно, многочисленные контейнеры такого рода были выловлены не только в открытом море, но и у берегов Нидерландов и ФРГ. Не лишено оснований предположение, что владельцы судов легко добывают деньги, когда сбрасывают за борт контейнеры с ядовитыми веществами не в открытое море, а тут же, едва покинув гавань.
В июле 1971 года каботажное судно «Стела марис» отплыло из Роттердама с грузом в 600 т отходов голландского химического завода, производящего винилхлорид. Ему было поручено затопить этот груз вблизи отмели Хальтен, в 60 морских милях западнее норвежских берегов. Когда это стало известно, скандинавские правительства выступили против затопления этих отходов рядом с их важным рыболовным участком. Тогда судно «Стела марис» изменило направление, взяв курс на юг от Исландии. На пути туда оно хотело пополнить горючее в Торсхавне на Фарерских островах, однако рыболовецкие общества воспрепятствовали этому, а против заправки в Сторновее на Гебридских островах возражало британское правительство, а поскольку судно должно было войти в ирландские воды, Ирландия выслала навстречу ему военное судно. 26 июля 1971 года «Стела марис» вынуждена была возвратиться ни с чем в Роттердам, и там контейнеры были выгружены в ожидании, пока приготовят печи для сжигания подобных отходов.
Этот случай послужил толчком к принятию решительных действий стран, прилегающих к Северо-Восточной Атлантике. В октябре 1971 года представители их правительств собрались в Осло и выработали конвенцию, согласно которой запрещается сбрасывать в открытом море устойчивый хлорированный углеводород, ртуть, кадмий, канцерогенные и плавучие синтетические вещества. В отношении других многочисленных веществ было высказано особое мнение: для каждого случая захоронения отходов необходимо получать разрешение от соответствующих правительств. Эта конвенция, подписанная 15 февраля 1972 года представителями договаривающихся государств, явилась важным шагом в борьбе за оздоровление морей.
В отношении затопления некоторых радиоактивных отходов конференция в Осло не выработала определенных мер, но сейчас уже существуют международные соглашения по этой проблеме. Соединенные Штаты Америки с 1946 по 1957 год такие отходы обычно затопляли в Тихом океане, Великобритания для этого облюбовала Атлантику, страны Европейского Экономического Сообщества в качестве пробы погружали контейнеры с радиоактивными отходами в Иберийской глубоководной котловине и вели наблюдения за ними. Контейнеры, по-видимому, оказались настолько стойкими, что они пришли в негодность только тогда, когда часть э