Развитие хищнического отношения к природе и переход к её охране

Лишь на более высокой ступени материальной культуры, характеризующейся формированием явно выраженной политической системы, хищническое отношение к природе начинает постоянно возрастать. Примеры такого проявления, происходящего еще на сравнительно низкой ступени цивилизации, мы можем наблюдать на Гавайях, где в прошлом для изготовления одежды из птичьих перьев для вельмож истребляли бесчисленное множество мелких птиц из семейства Гавайские цветочницы (Drepanididae), а также медососов (семейство Meliphagidae). В Новой Зеландии существовало девятнадцать видов гигантских птиц моа (семейства Dinornithidae). С появлением народа мариори, предков маорийцев, эти птицы стали основой их существования, и они так активно охотились за ними, что вскоре моа были истреблены.
В последующие исторические эпохи человек постепенно утрачивал сознание того, что природа не безгранично возобновляема. Сформировавшийся к началу прошлого века сельский ландшафт Средней Европы все меньше и меньше оставлял места для обитания многих видов крупных диких животных, таких, как тур, зубр, дикая лошадь, лось, бурый медведь, волк, лисица. Нетронутые естественные ландшафты начали ценить и сохранять в качестве памятников первичной природы, только яогда глухих мест уже осталось совсем мало.

Сожаление о потере даров природы, не приносящих пока человеку прямых материальных выгод, возникает лишь при широком, многостороннем взгляде на природу и только когда человек порвал уже традиционные связи с ней. Ведь вымирание многих видов животных еще не меняет среду его обитания к худшему. Рациональная оценка ландшафта и обитающего там животного мира исходит обычно из города, и движение за охрану природы берет свое начало, как правило, тоже здесь. Крестьянин же сам создавал окружающий его ландшафт таким, каким даже лучшие специалисты того времени не могли бы создать его. Но в то время, когда он закладывал основы своего ландшафта, он еще не ведал, как оценят последствия его деятельности в этом направлении будущие поколения. К тому же и само движение по охране природы на первой своей стадии носило скорее лишь эмоциональный и культурно-эстетический характер. Вначале еще точка зрения на охрану природы не была такой, какой она принята сегодня: разумное пользование благами природы диктуется самой жизнью на Земле.