Надежды и опасения, связанные с атомом и атомной энергией

«Радий люблю, но сам всегда на него сердит!» — взволнованно сказал 13 апреля 1901 года известный французский химик Анри Беккерель своим друзьям Пьеру Кюри и Марии Склодовской-Кюри. Имена этих людей, открывших тайну атомного ядра, известны сегодня во всем мире. Но что так взволновало Бекке-реля?
За несколько дней до указанной даты он получил в подарок от супругов Кюри несколько драгоценных зерен полученного ими радия и с воодушевлением приступил к его исследованию. Он с гордостью носил подарок» в верхнем кармане пиджака. Через некоторое время Беккерель почувствовал какую-то тяжесть в груди. Точно под карманом на теле появилось красное пятно, которое затем перешло в язву. Язва долго не рубцевалась и своими таинственйыми свойствами будоражила умы самых известных тогда врачей. Так впервые в истории заявили о себе опасные последствия ядерного излучения.
Сегодня после трагедий Хиросимы и Нагасаки эта давняя история почти забыта. Но не везде: в Гамбурге перед зданием одного ядерного института воздвигнут обелиск жертвам науки — людям, пострадавшим при исследовании атомного ядра.
Излучение атомного ядра опасно для всего живого. Об этом говорится в тысячах статей, в брошюрах, книгах, фильмах и телевизионных передачах. Обеспокоенная общественность часто выражает протест против каких бы то ни было «проникновений в атом», не предполагая, что каждый день люди подвергаются воздействию различных видов радиоактивного излучения.
«Наше тело постоянно и неизбежно воспринимает космическое излучение, — говорит немецкий ученый Эрих Кох.— Действию этих лучей мы подвергаемся, даже сидя перед экраном телевизора. Рентгенолог может получить большую дозу облучения, особенно когда он проводит диагностические исследования».
Можно ли после этого утверждать, что наш организм вообще не сталкивается с опасными лучами? Разумеется, нет. Между тем после пресловутого августовского утра 1945 года, когда были сброшены атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки и миллионы людей осознали чудовищную силу этого излучения, наступил сзоего рода шок. Многим он и сейчас мешает видеть в атомной энергии, которая уже освоена и служит нам более 25 лет, благотворную силу.
Но и в науке не все шло гладко. Еще в прошлом веке велась упорная борьба между сторонниками переноса энергии на большие расстояния путем использования постоянного тока (Томас Эдисон) и переменного тока (Никола Тесла). Сегодняшняя ситуация намного сложнее. Ядерное излучение нельзя изучать без специальных приборов. Люди, которые далеки от атомной физики и энергетики, как отмечал президент АН СССР академик А. Александров, практически боятся всего, что связано с атомной энергией: а вдруг атомная станция в один момент «взлетит на воздух», наполнив все вокруг смертоносными атомами, а может быть, этот атом постепенно «загрязнит» воздух, почву и воду около станции? Но эти же люди, конечно, не хотели бы отказаться от тех материальных благ, которые создает электроэнергия. Однако они желают, чтобы электроэнергия вырабатывалась старым способом на гидро- и теплоэлектростанциях. Это, говорят они, безопасно. Так ли это?
По данным Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), электростанция мощностью более 1 млн. кВт, работающая на угле, выбрасывает в атмосферу ежедневно 400 т сернистого газа, 60 т окислов азота и углерода, 12 т пепла и т. д. Если бы в мире начали строить только ТЭС (на угле, нефти, природном газе), то в атмосферу ежедневно выбрасывалось бы 600 млн. т сернистого газа и 250 млн. т пыли. Такое количество отходов угрожает не только территориям, где расположены ТЭС; оно становится опасным для всего мира.
Мало кто из неспециалистов знает, что вместе с различными загрязняющими газами тепловые станции выбрасывают в атмосферу и некоторые радиоактивные вещества, содержащиеся в большей или меньшей степени в топливе. Радиоактивность таких попавших в воздух веществ иногда значительна.
Во всей предыдущей практике использования атомной энергии в СССР, где в 1954 году была пущена первая в мире атомная станция в Обнинске, сохранялась высокая чистота атомных станций, обусловленная полной изоляцией от внешней среды опасных для здоровья отходов и излучений. Например, технологическая вода, поступающая в ядерный реактор, не выходит за пределы электростанции, беспрестанно циркулируя в ее системе и подвергаясь постоянной дезактивации.
Сегодня около 10% мирового производства электроэнергии дают атомные станции, а в конце столетия и