Учет внешних негативных эффектов хозяйственной деятельности

Трансформация (интернализация) внешних эффектов во внутренние достигается путем корректирования индивидуальных предельных издержек или полезности таким образом, чтобы они отражали действительные общественные издержки либо полезность — корректирующие налоги и субсидии. На практике определить правильную величину корректирующего налога или субсидии зачастую затруднительно. Производители и потребители продукции, создающей отрицательные внешние эффекты, часто активно борются против подобных налогов. Другой способ интернализации внешних эффектов — установление прав собственности на использование ресурса. Если отдать реку в пользование рыбакам, химкомбинат будет вынужден покупать право на сброс загрязняющих веществ у рыбаков. Или, наоборот, если собственность на реку установлена за химкомбинатом, рыбаки будут вынуждены субсидировать использование комбинатом очистных сооружений (кстати, и реально происходит что-то похожее, когда скандинавские государства вкладывают средства в уменьшение выбросов наших производств на Кольском полуострове).
Американский экономист Рональд Коуз доказал теорему, согласно которой при нулевом уровне операционных издержек внешние эффекты могут быть интернализованы путем установления правительством прав собственности на ресурсы и разрешения свободно обменивать эти права. При этом не важно первоначальное распределение прав. При разрешении свободного обмена правами итоговое распределение ресурсов будет одним и тем же.
Главный вопрос — в реальной эффективности осуществления прав собственности в каждом конкретном случае. Каковы, например, операционные издержки защиты установленных прав в суде? Другой вопрос, не всегда упоминаемый в традиционных учебниках экономики, — насколько в действительности замкнута создаваемая система отношений собственности? Ведь к учету загрязнения воды надо, по-видимому, добавить и учет загрязнения почв, а также воздуха. Интересным прецедентом было бы юридически закрепленное право жителей либо местных органов самоуправления на сохранение эстетичности ландшафта и т.п. Начиная с какого состояния систему отношений собственности по внешним эффектам можно считать практически замкнутой — довольно тонкий вопрос, который, по-видимому, чаще всего должен решаться «по месту». И все же итог этих рассмотрений говорит в пользу принципа определенности первоначальных прав.
При относительно небольшом числе источников внешних эффектов любое распределение прав собственности способствует лучшей нормализации временных внешних эффектов, чем ситуация неопределенных прав собственности (концепция ценности ресурса). Как мы уже, предположительно, убедились, даже при рассмотрении хорошо учитываемых ресурсов задача максимизации общественных выгод имеет довольно много нюансов. Проблема, уже отчасти упомянутая нами, заключается также и в том, что не все так легко поддается прямому денежному учету, как классические доходы от рыболовства.
Первым шагом на пути решения этой проблемы должно стать признание того, что не всегда рыночная цена полностью отображает ценность ресурса. Некоторые авторы проявляют тенденцию к отождествлению понятий цены и ценности. Мы же будем исходить из того, что для любого ресурса существует цена, складывающаяся стихийно на рынке, либо устанавливаемая какими-то управляющими органами, либо формируемая различным образом участниками рынков, не являющихся чисто конкурентными. Но существует также и такая достаточно трудноуловимая, но все же объективно существующая категория, как ценность ресурса, отражающая его общую полезность, а точнее — даже предпочтительность по сравнению с прочими ресурсами. Так, способность обработанной рыбы утолять голод и служить источником белков и фосфора — это ценность. Но ценностью являются и отложения речной долины на участках со спокойным течением (обычно — в нижнем течении), повышающие плодородность почв. Эта ценность легко превращается в антиценность, если, отложения, например, содержат в значительных количествах соли тяжелых металлов. Ценностью является и способность ландшафтов речной долины удовлетворять эстетическим потребностям местных и приезжих жителей. Сохранность генофонда диких видов для будущих исследований генной инженерии либо сохранность видового разнообразия растений для новых находок в фармацевтике — на сегодня тоже уже вполне осмысливаемые и конкретные ценности.
В последнее время растет понимание того, что вопросы поддержания устойчив