Человек-охотник и собиратель

История человечества является также историей отношения человека к Земле и к окружающему его миру природы-растениям и животным. Человек-единственное существо на нашей планете, которое произвело глубокие изменения в природных сообществах (биоценозах), сформировавшихся за миллионы лет, нарушив и в значительной мере разрушив их. Судьбы человечества отныне во многом зависят от того, удастся ли нам достичь нового уровня равновесия между покоренной человеком природой и созданной им цивилизацией.
Основополагающие труды Чарлза Дарвина о происхождении видов и о происхождении человека оказали существенное влияние и на этнографию. Установленная Дарвином связь идеи эволюции с предысторией человека и соответственно его взаимоотношениями с окружающей средой имела своим следствием то, что изучение «первобытных» народов стало проводиться значительно более объективно, чем прежде, а их культуры стали рассматриваться с позиций эволюционной теории — как начальные ступени более поздних высокоразвитых цивилизаций.
Со времен Дарвина исследователи пытаются проследить уходящие в глубокую древность историко-культурные причинные связи и вывести заключения о первобытном состоянии человечества. При этом подчас встают два важнейших вопроса: что конкретно следует вкладывать в понятие «человек»? И в какой окружающей среде из древних антропоидных обезьян смог развиться первобытный человек?
Ответ на первый вопрос многим сегодня кажется простым и само собой разумеющимся. Давая определение понятия «человек», в первую очередь думают об уровне интеллекта, то есть о степени развития мозга. Но как раз наш высокоразвитый мозг представляет собой-как показали многочисленные находки останков далеких предков человека-довольно позднее приобретение. Мозг непосредственных предшественников рода Homo, австралопитеков, имел объем всего от 428 до 530 см3, то есть по этому показателю они лишь немного превосходили современных человекообразных обезьян. Следовательно, необходимо привлечь другие критерии, помимо анатомических признаков. Но какие? Речь и разумные поступки, например употребление огня? Однако, как полагают некоторые исследователи, приходится признать, что далекие предки человека-рамапитеки и австралопитеки-еще не обладали даром речи и не умели пользоваться огнем.
Другой признак, позволяющий более четко провести границу между человеком и человекообразными обезьянами,-это умение изготовлять орудия труда. Действительно, можно представить, что случайное употребление различных природных объектов (таких, как палка или камни) в качестве вспомогательных средств отмечает начало пути, ведущего к систематическому применению орудий труда, а далее к обработке этих орудий и, наконец, к их массовому изготовлению.
Но и в этом человек не стоит особняком в царстве природы. Наблюдения за живущими на воле шимпанзе убедительно показали, что эти высокоразвитые приматы, биологически ближе всего стоящие к людям, способны с помощью стебельков травы выуживать из дупел и щелей термитов. Обламывая и обгрызая ветви деревьев, шимпанзе придают им вид «орудий» или же используют в качестве оружия, защищаясь от врагов, например от леопардов.
Неуверенность антропологов в определении понятия «человек» отразилась и в том факте, что многие ископаемые останки древних гоминид считали поначалу, в момент их открытия, принадлежащими антропоидным обезьянам, пока не была установлена их человеческая природа. Но еще до того, как были найдены подобные ископаемые останки первобытных людей, очень хорошее определение понятия «человек» предложил Дарвин. Он писал: «У человека, при его разносторонней деятельности, непременно должны были быть свободными обе руки и вся верхняя часть корпуса, а потому человек должен был крепко стоять на обеих ногах». В другом месте он говорил: «Человек никогда не смог бы приобрести вертикального положения, возвышающего его среди других существ, не будь у него рук, столь удивительно приспособленных ко всякого рода деятельности, которой он может заниматься по своему желанию». Уникальность человека, считает Дарвин, прежде всего в его хождении на двух ногах и в использовании освободившимися руками орудий собственного изготовления.
Такой прямоходящий «изготовитель орудий» не мог, как считалось на заре эволюционной биологии, возникнуть в девственной чаще леса. Влажный тропический лес пре