история развития человека развитие сельского хозяйства

развитие сельского хозяйства

Сельское хозяйство (земледелие и скотоводство) зародилось примерно 10 тыс. лет назад в так называемом «плодородном полумесяце», который протянулся от юга Палестины, через север Сирии и Месопотамии, до восточной части современного Ирана. В течение тысячелетий оно постепенно распространилось по всему миру, обойдя лишь Антарктиду.

В каждом регионе развитие сельского хозяйства сопровождалось уничтожением природных экосистем и созданием на их месте полей и пастбищ. К началу новой эры человек уже изменил облик отдельных участков планеты (стран «плодородного полумесяца», некоторых районов Китая, Индии, Южной Европы, Центральной Америки). К XVIII в. — началу индустриальной эры — было
распахано 2 % суши. Наиболее сильным изменениям подверглись ландшафты Европы (распахано около б %), Азии (3 %) и Африки (менее 2 %). Территории других материков были затронуты плугом лишь на десятые доли процента.
С середины XIX столетия началось стремительное расширение сельскохозяйственных угодий во всех регионах мира, в первую очередь в России и Северной Америке. С начала XX в. к ним присоединились Африка и Южная Америка, а через несколько десятилетий — Азия. (Более подробно об этом можно прочитать в томе «География» «Энциклопедии для детей».)
Многие районы мира оказались полностью покрыты полями и пастбищами, причём так плотно, что в них не оставалось буквально ни клочка естественных экосистем. Наиболее известные примеры — равнины Китая и дельта Нила, где и поныне выпасают овец и коз даже на обочинах дорог. В России Тульская губерния была распахана более чем на 80 %, а все прочие земли заняты пастбищами. «Всё распахано до самых бросовых земель, и все смотрят, нельзя ли ещё что-нибудь распахать. Голодный скот пошёл в леса — идти больше некуда». Так современник описывал этот район, ещё за несколько десятилетий до этого поражавший путешественников вековыми дубравами и буйством степных трав.
Сельскохозяйственные угодья покрывают сейчас около 37 % суши (11 % — поля, 26% — пастбища). В Европе и Азии (без учёта России) пашни и пастбища занимают 48 % тер?итории. На втором месте находятся Африка и Южная Америка (по 35 %), на третьем — Северная Америка (30 %). А вот Россия, которая расположена и в Европе, и в Азии, стоит в этом ряду на одном из последних мест. На сельскохозяйственные угодья приходится лишь около 14 % её площади (из них на пашни — менее 8 %).
Сильнее всего пострадали травяные экосистемы (степи, прерии и др.) и саванны, ведь на их месте было проще всего создать поля и пастбища. Эти природные зоны практиче-
ски исчезли с лица земли: за время сельскохозяйственного освоения их площади сократились на 90 и 85 % соответственно. Леса, которые гораздо сложнее превратить в сельскохозяйственные угодья, оказались «крепким орешком»: их площадь сократилась меньше — примерно на треть. А совсем непривлекательные для освоения тундры и высокогорья потеряли лишь несколько процентов своих территорий.
На месте лесов и степей на огромных площадях человек создал особые высокопродуктивные агроландшаф-ты. Их строение очень любопытно. Какую бы природную зону человек ни начинал переделывать «под себя», результат был примерно одинаковый. В лесных зонах, вырубая древесные насаждения для создания на их месте полей и пастбищ, он в итоге получает сложную мозаику — ле-солугополевой ландшафт. В степях, частично распахав травяные экосистемы, а частично превратив их в пастбища, люди начинают создавать лесные полосы и плантации. Это делается для того, чтобы защитить почву от эрозии и поднять урожайность посевов. В результате же получается… всё тот же лесолугополевой ландшафт, правда с другими породами деревьев, почвами и др. Интересно, что такие агроландшафты не только более устойчивы и продуктивны, но и более всего радуют глаз человека, т. е. являются для него эстетически приятными.
Так чего же добился человек, с огромным трудом заменяя естественные экосистемы на поля и пастбища? Невиданного увеличения продуктивности земель! Даже самое примитивное земледелие и скотоводство давали с единицы площади в несколько десятков раз больше продукции, чем собирательство и охота. Так, в среднем по миру собирательство могло дать в год 0,1—40 кг/га продуктов питания (ягод, плодов, съедобных растений и др.) в зависимости от возможностей растительного покрова различных экосистем. А даже самое примитивное земледелие обеспечивало урожай зерна от 5—б ц/га (залежные технологии в умеренной зоне), овощей до 40 ц/га (Новая Гвинея).