Когнитивные механизмы экологического сознания продолжение

При
положительном ответе на вопрос о желательности или необходимости изучения
объекта или процесса, попавшего в поле непроизвольного внимания, оно переходит
в произвольное, избирательное внимание, которое позволяет получить все
характеристики объекта внимания, способствующие формированию его образа и
нахождению его места в ассоциативном поле сознания.

Для
экологического сознания большое значение имеет поисковое избирательное
внимание, при котором происходит сравнение сформированного в оперативной памяти
образа, эталона, паттерна с объектами внешнего мира, информация о которых
поступает с сенсорного входа. Обычно такое поисковое внимание не оперирует
полным набором признаков, идентифицирующих объект, а опирается на какую-то
одну, максимум две характеристики. Если есть совпадение по этим
характеристикам, в сознании активизируются другие признаки. Например, человек,
собирающий грибы или ягоды, хорошо знает, что сам поиск ведется по признаку
гриба или ягоды вообще (по признаку шляпки или округлости), и, лишь обнаружив
этот признак, грибник начинает его идентифицировать по другим признакам,
определяя, белый ли это гриб или поганка. Таким образом можно принять положение
о том, что внимание открывает сознание для информации, поступающей с сенсорного
входа и, в свою очередь, изменяет его характеристики, обеспечивающие вход в
сознание того или иного образа внешней среды.

В
одной из глав мы вернемся к проблеме внимания несколько с другой стороны,
рассматривая его как средство манипулирования личным или общественным сознанием
в целях проведения какой-либо акции, в том числе и для организации
экологического движения, т. е. использование того известного факта, который
заложен в идее рекламы.

Как
правило, процессы внимания взаимодействуют с памятью, особенно когда речь идет
об избирательном, осознанном, поисковом внимании.

Для
экологического сознания сохраняют значение все особенности памяти, которые
характерны для сознания вообще. Пожалуй, некоторым отличием является несколько
повышенное значение образной памяти для формирования взаимоотношений с
конкретными объектами биоценоза, хотя для теории (согласно Г.Келли) характерно
такое же взаимодействие наглядно-образной и абстрактно-логической,
ассоциативной памяти, как и для других проявлений сознания. Так, понятие «слон»
всегда проявляется в наглядно-образной форме, как и при более абстрактном
понятии «хоботные», но в конструкте «слон» понятие резьбы по слоновой кости
чаще появляется уже в абстрактно-логической форме. Кроме того, особенностью
памяти в экологическом сознании является то, что в ней значительно ярче и на
более долгий период запечатлеваются события, имеющие характер катастрофы в
личном или глобальном плане.

Можно
указать еще на одну особенность памяти в экологическом сознании:
запечатлеваемые и воспроизводимые образы природы всегда имеют определенную
эмоциональную окраску, как правило, такую, какая сформировалась во время
первого контакта человека с этим объектом. Интересно, что ловкие гадатели и
толкователи сновидений используют это свойство памяти в экологическом сознании,
привлекая распространенные штампы ассоциативной памяти.

Следует
сказать, что очень сложная и важная проблема ассоциативной памяти, в общем
хорошо изученная применительно к общим аспектам сознания, почти не разработана
для экологической памяти, хотя имеется ряд особенностей, свойственных только
экологическому сознанию. Так, в ней более часто появляются ассоциации типа
«предмет-действие», но реже «предмет-часть
предмета», чаще встречаются ассоциации по месту, но реже -причинно-следственные
ассоциации. Не занимаясь этим специально, но анализируя литературу, в которой
приведены результаты ассоциативного эксперимента, мы не встретили ни одного
примера ассоциации, связанной с заботой о природе, хотя ассоциаций потребления
предостаточно (правда, анализ