Конфликт как база экологического сознания часть 2

Каждый новый элемент знания приближает нас к
познанию и уменьшает число унаследованных от прошлого конфликтных ситуаций,
подобно тому, как исчез конфликт представлений об атмосфере Венеры в связи с
появившейся возможностью ее изучения посланными планетарными и спутниковыми
приборами, но этот элемент нового знания становится причиной возникновения
новых конфликтов.

Привлечение к пониманию природы и сущности
экологического сознания концепции конфликта важно еще в одном отношении,
которое недостаточно четко освещено в литературе. Представим себе какую-нибудь
конкретную ситуацию: фермер в результате истощения пахотных земель получает
меньший урожай, горожанин страдает от затруднения дыхания, так как городской
воздух становится более загрязненным выхлопными газами. И тот и другой
чувствуют себя плохо, и это чувство они связывают с изменениями в окружающей их
природе. Значит ли это, что эти чувства есть проявление экологического
сознания? По нашему представлению, ответ должен быть отрицательным, потому что
в приведенном примере мы встречаемся просто с эмоционально окрашенным
восприятием или будущего разорения, или заболевания.

Сознание, в том числе и экологическое, возникает
тогда, когда мозг человека приобретает способность отвлечения от конкретной
оболочки явления и переходит на тот или иной уровень абстракции, т. е. способен
формировать понятия и суждения и оперировать ими. Конфликт в экологическом
сознании и есть одна из форм оперирования понятиями.

Возьмем какую-нибудь абстракцию очень высокого
уровня, например понятие «ценность». Можно считать, что экологическое сознание
есть поле, на котором развертывается конфликт ценностей. В главе 5, посвященной концепции права и этики в
экологическом сознании, мы рассматривали позиции пассеистов, актуалистов и
футуристов, принципиальная разница между которыми состоит в различии исходных
ценностей, а их взаимоотношения в теоретической и практической экологии
реализуются в конфликте ценностей независимо от того, возникает ли он в
индивидуальном или коллективном сознании.

Если попытаться углубиться в экологическое сознание
любого человека или в свое собственное, то можно увидеть, что каждый из нас в
какой-то мере является и пассеистом, и актуалистом, и футуристом в зависимости
от того, с какой конкретно стороной взаимоотношения с природой мы сталкиваемся.
Вероятно, у любого человека, когда он знакомится с информацией о хищническом
отношении к природе, о пугающем истощении невозобновляемых природных ресурсов, об
эрозии почв в результате интенсификации сельскохозяйственного производства, о
необратимом разрушении красот природы и т. п., возникает тревога за судьбу
последующих поколений, опасение деградации человечества, т. е. активизируется
та сторона экологического сознания, которая обеспечивает позиции футуризма. Но
тот же человек одновременно понимает, что жизнь дана только один раз и
неразумно отказываться от благ и радостей жизни и влачить аскетическое
существование по собственной воле во имя туманного будущего, в котором его не
будет, т. е. в сознании активизируются элементы актуализма. Ничего плохого в
такой перемене позиций нет: в натуре человека желать лучшего и не мириться с
настоящим, в этом свойстве лежит залог развития человечества, плохое начинается
тогда, когда выбираются способы достижения этого лучшего.

Знакомство с прошлым, его материальными,
литературными, художественными и другими памятниками культуры, воспоминание о
безвозвратно утерянных объектах природы может вызвать в сознании человека
чувство ностальгии. По роду занятий авторы имели удовольствие увидеть участки
нетронутой природы, и они на всю жизнь сохранили чувство восхищения этой
природой и сожаление о невозвратимых потерях, связанных с вторжением в нее
человека.

Следует отметить, что в литературе, посвященной
проблемам эк
ологии и принадлежащей перу сторонников пассеизма (а сейчас это
подавляющая часть печатных изданий, предназначенных для массового читателя),
практически везде можно отметить преувеличение положительных моментов прошлого
и игнорирование или недооценку отрицательных. Воспеваются прелести
патриархальной жизни на лоне природы и замалчиваются ее недостатки. Да, хорошо
жить в хижине среди цветущей природы и обилия пищи (последнее весьма
сомнительно, судя по имеющимся объективным данным), но как быть с отсутствием
канализации, горячей воды, благодаря которым исчезли страшные пандемии
средневековья? Тем не менее следует признать, что эти три формы присутствуют в
сознании каждого человека и все время существует конфликт между ними, в результате
которого формируется та или иная позиция, взгляд или точка зрения.

Противоречивость позиций по отношению к природе и
проблеме выбора форм и способов отношения к ней определяет появление конфликта,
в ходе которого появляется возможность разрешения противоречий. Возникает
парадокс: плохо, что возник конфликт, лучше бы обойтись без противоречий;
хорошо, что возник конфликт, он позволит найти решение с тем или иным уровнем
компромисса.

Аристотель, а за ним Гоббс, Гегель, Маркс отмечали
позитивную роль конфликта как необходимого элемента отношений. Как отмечают
социологи, для реального мира необходимо пересечение различных взглядов,
конфликтов, изменений, именно конфликт и изменения дают людям свободу, без них
свобода невозможна. Следует согласиться с тем, что конфликт обеспечивает
человеку возможность выбора, о значении которого мы говорили в главе 3. Это еще раз доказывает тезис о том, что в
детерминированной природе нет выбора, а следовательно, и нет конфликта, есть
лишь противоречия.

В конфликтологии как научной дисциплине, связанной с
правоведением и психологией личности, наряду с конфликтом интересов и позиций
рассматривается и конфликт потребностей (лишь в той его части, которая касается
удовлетворения материальных потребностей, основанных на извлечении из природы
необходимых элементов). Весьма сомнительно существование конфликта с природой
при удовлетворении духовных потребностей. Конфликта материальных потребностей в
экологическом сознании, вероятно, тоже в чистом виде не существует, он более касается
социальных отношений, скорее надо говорить о конфликтах типа «много-мало»,
возникающих при удовлетворении той или иной конкретной потребности. Конечно,
многое зависит от терминологической гибкости определения понятий. Напомним, что
наличие противоречий еще не влечет обязательного появления конфликта, для
которого необходима активная позиция обеих сторон, активное противодействие.
Поэтому конфликт потребностей в экологическом сознании это конфликт между людьми, занимающими различные позиции по
вопросу об объеме и способах удовлетворения потребностей, связанных с
необходимыми воздействиями на природу.

В сознании человека может возникнуть конфликт,
связанный, например, со способами и средствами утоления голода, но
рассматривать его как отголосок экологического конфликта вряд ли целесообразно.
Наличие конфликта вызывает поток психологических реакций и состояний,
отражающих значимость конфликта для субъекта, возможности и пути его
разрешения, стоимость разрешения, а также видение конфликта. При этом следует
иметь в виду, что индивидуальное и коллективное экологическое сознание могут
существенно различаться как по процессам, так и по степени вовлеченности их в
разрешение конфликта. Мы остановимся лишь на некоторых общих закономерностях.

Попробуем начать изложение с рассмотрения вопроса о
психологической сущности противоречия. Скорее всего, одной из форм противоречия
является расхождение предполагаемой связи между целью действия и результатом.
Предполагаемый результат концептуализируется в сознании как ожидание, а
действие как реализация ожидания.
Расхождение между ожиданием и реал