Носители экологической пассионарности: могут ли они составить «партию зеленых»?

Религиозное сознание свойственно было в 1993 г. 26% взрослого населения России, но в то же время на вопрос о религиозности 46% населения страны ответили положительно. Пантеистическое мировоззрение разделяли 55% взрослых жителей страны (динамика развития религиозности приведена в табл. 1).

Таблица 1. Динамика религиозности в России в 1993-1997 гг.,%.

Индикатор 1993 1994 1996 1997
Считаете ли Вы себя религиозным человеком? 46 51 55 48

За последние годы ситуация изменилась мало: всплеск религиозности 1994—1995 годов сменился его понижением уже в 1997 году Хотя надо отметить, что уровень религиозности и сейчас очень высок: примерно половина населения демонстрирует явное разочарование в материалистических схемах объяснения мироустройства, жизни, собственных смысложизненных основаниях.
Религиозный тип экологического сознания наиболее лоялен к природе. Здесь отчетливы установки на системное взаимодействие с природой. Речь не идет об охране природы. Речь идет о жизни в природе. Люди этого типа составляют наиболее осмысленный потенциал экологического движения. Он огромен (половина взрослого населения страны). Однако его ядро, состоящее из верующих людей, не меняется (см. приложение):

в 1996 г. 3,7% населения ходили в церковь 1 раз в месяц (в 1997 году —3,8%);
в 1996 г. 17% населения несколько раз в году были в церкви (в 1997 году — 15,3%).

В табл. 1 приведены данные о социальных профилях религиозного населения и их изменениях с 1994 года. Данные этой таблицы позволяют сделать следующие выводы:

• Потенциал экологической тревожности, возбужденности (пассионарности) составляют прежде всего женщины. Это сильно уменьшает его эффективность: известно, что в самоорганизующихся социальных системах всегда доминируют мужчины. У нас же мужчины демонстрируют материалистическое отношение к жизни, расходясь во взглядах с женщинами.
• Чем старше люди, тем выше уровень их религиозности. Более того, расхождения во взглядах между молодой и средней по возрасту частью населения (до 55 лет) и старшей (более 55 лет) усугубляются. Очевидно, этот факт еще более снижает качество потенциала экологического движения.

• Важным является то, что религиозность — это мировоззрение, характерное для населения с низким уровнем образования. Потенциал экологической пассионарности от этого может резко снижаться: необразованность делает его опасным. Оно может принять формы неолуддизма, экологического фанатизма, примитивного запретительства. Однако, возможно, это является и доказательством разрушительности нашего образования: чем выше его уровень, тем более сильной является материалистическая крепь и тем четче прослеживается антиэкологическое поведение.

• Наиболее сильны позиции религиозного населения в регионах Юга, Предуралья и Урала. Наиболее слабый потенциал экологического движения просматривается в Сибири и на Дальнем Востоке. Здесь уровень религиозности ниже общероссийского уровня на 20% и эта тенденция к понижению усиливается.

• По социальным группам опорой экологического движения могут быть все социальные слои. Максимальное сочувствие будет со стороны пенсионеров и домохозяек. Можно рассчитывать на участие служащих, рабочих и специалистов. Нынешнее поколение учащихся учебных заведений уже откровенно материалистично: образование уже убедило их в том, что человек — царь природы, что души нет, что жизнь — это форма существования белковых тел, а природа — это полезный для человека ресурс (фактор производства в экономических доктринах).

Если религиозность (включая и пантеистическую позицию) составляет идеологическую (мировоззренческую) базу экологического движения, то способность к социальным поступкам, активность населения определяют его энергетический потенциал. Оба этих компонента (идеология и энергетика) и определяют пассионарность населения. В табл. 2 приведены некоторые данные, оценивающие уровень социальной энергетики и ее динамику.

Таблица 2. Оценка социальной активности населения (энергетического потенциала) и ее динамика в 1994—1997 гг.,%.

Показатель активности Годы Темп прироста, %
1991 1995 1996 1997

Наличие регулярного и
нерегулярного приработка 17,1 16,3 13,5 12,9 -25 Возможность социальных выступлений, акций

протеста в городе, селе 26 26,0 39,8 29,1 +8

Возможность личного участия в акциях
протеста 20,9 22,1 25,9 20,6 -1
Возможность личного участия в акциях

протеста (по Москве) 8,0 17,2 14,8 24,3 3 раза

Данные службы «Мнение» (рук. службы — Г.А. Пашков).

Наиболее высок уровень социальной активности в Москве (см. Приложение) и Санкт-Петербурге. В провинции меньше всего уровень двойной занятости (скорее всего, там нет никаких возможностей для этого). В то же время центр социальной протестности (по данным ВЦИОМ) сместился за период 1994—1997 г. из Москвы и Санкт-Петербурга (тогда здесь наблюдался максимально высокий уровень возможности социальных протестов — 38,3%) в Сибирь и на Дальний Восток (45,0%) при сохранении высокого уровня протестности и в обеих столицах (35,4%). В заключение, можно сказать, что социальная база экологического движения в целом уменьшается.