Жизнь людей в экосистемах с позиций социологии

Подобно герою Мольера, неожиданно обнаружившему, что он говорит прозой, люди узнали о том, что они живут в экосистемах, и поразились.
В последние годы проблема сохранения экосистем и их существования стала одной из самых актуальных тем в социологических, геополитических, экологических, природоохранных и собственно биологических исследованиях. Экспансия исследований экосистем потребовала уточнения смысла этого термина, его предметного поля. Пожалуй, сегодня можно говорить об употреблении этого термина в двух значениях. В первом (узком) значении речь идет о «любых сообществах живых существ и их сред обитания, объединенных в единое функциональное целое, возникающее на основе взаимозависимости и причинно-следственных связей, существующих между отдельными социологическими компонентами». Это направление задает естественнонаучное содержание исследований в области экосистем.
Второе значение гораздо шире. Как часто бывает, изучение крайне актуального явления живой природы становится не только объектом внимания специалистов-естественников, но и предметом обсуждения самых широких слоев людей, средств массовой информации, политиков, деятелей культуры и образования. Это означает, что экосистемы становятся элементом общественного сознания. Это предопределило стремительное расширение предметного поля проблем экосистем и их изучения. Оно явно приобретает черты социального, культурного, религиозного и политического явления. Прежде всего, приходит понимание, что люди как «живые существа», являются частью этих самых целостных экосистем, и, что не менее важно, речь идет не просто об «отношениях социальных систем и природной среды» (это определение социальной экологии), а о совместных социоэкосистемах. «Человек не может выпрыгнуть из природы», и природа не может обойтись без человека. Следовательно, речь идет о жизни людей в экосистемах, а не о выживании; о сохранении экосистемами своих системных свойств в техногенной цивилизации людей. Биосистемы и социосистемы уже не могут жить порознь. Они обречены на совместное существование.