Ноосфера термин

Термин «ноосфера» (от греч. noos — разум) — сфера разума, буквально «мыслящая оболочка» — был введен в науку в конце 20-х гг. XX в. Однако до сих пор представления о ноосфере остаются крайне противоречивыми. Ноосферное учение признается, с одной стороны, как величайшее научное достижение, более того, как основной закон социальной экологии, с другой — как светлая, но зыбкая мечта об управляемой человеческим разумом окружающей среде.
Воздействие человеческого общества как единого целого на природу по своему характеру резко отличается от воздействия на нее всех других живых существ. В.И.Вернадский писал: «Раньше организмы влияли на историю тех атомов, которые были нужны им для роста, размножения, питания, дыхания. Человек расширил этот круг, влияя на элементы, нужные для техники и создания цивилизованных форм жизни», что и изменило «вечный бег геохимических циклов».
Ноосфера — окружающая человека среда, в которой природные процессы обмена веществ и энергии контролируются обществом. Но готово ли человечество взять на себя функции биосферы? Развитие человеческого общества можно представить как переход от генетической эволюции (биогенеза) к культурной (ноо-генезу). Между ними заключен обширный период истории человечества — техногенез. Эволюция человеческого общества неотделима от совершенствования умственных способностей человека, освоения им все более эффективных источников энергии, орудий и технологий труда, науки и культуры (рис. 14.8).

Периоды развития человеческого общества становление ноосферы.
Промышленный период начался примерно 200 лет назад. Рост техники сопровождался быстрым увеличением потребления энергии. Развитию науки и культуры способствовало изобретение книгопечатания. Появились электронные средства связи — радио и телевидение. Сбор и обработка информации стали осуществляться с помощью портативных, но мощных по своим возможностям компьютеров. Прогресс человеческого разума и научной мысли налицо: человек вышел за пределы биосферы Земли, в космос и глубины литосферы (сверхглубокая Кольская скважина).
В то же время произошел демографический взрыв, развитие человеческого общества сопровождается лавинообразной деградацией биосферы (разрушение биоразнообразия, загрязнение среды и т. п.), а экологический кризис достиг глобальных масштабов. Многое, что сейчас происходит во взаимодействии человека и природы, трудно увязать с наступлением эпохи разума. В основе устойчивости биосферы, как и любой другой экосистемы, лежит биотическая регуляция круговорота веществ, «выедания» растительности и численности популяций (подробнее см. в гл. 13). Первое, в частности, означает удивительное постоянство (на протяжении сотен миллионов лет) содержания неорганического углерода в атмосфере; второе обеспечивает использование ресурсов пропорционально их эффективному запасу; третье — предотвращает (пока) губительные для биосферы колебания численности популяций.
Современное потребление продукции биосферы достигло 7 % чистой первичной продукции суши, и это уже привело к нарушению биогеохимического круговорота в биосфере. Для возвращения биосферы в стационарное состояние человечеству придется затрачивать энергию и труд, так как необходимо будет взять на себя те функции, которые раньше выполняла биосфера. При этом следует помнить, что КПД природных экосистем низок и не превышает 10 %. Отсюда становится понятным, что необходимое для возвращения биосферы в устойчивое состояние количество энергии должно быть огромным.
Не меньшие усилия должны быть затрачены на сдерживание быстрого роста населения. По мере перехода биосферы к стабилизированному состоянию все в большей степени должно ощущаться сопротивление среды, однако этого, как мы видим, не происходит. Следовательно, человеку пока не удается заменить собой те силы, которые в ненарушенной экосистеме стабилизируют численность популяции.
Многие виды животных, особенно птицы и млекопитающие, исчезли с лица Земли за последние 150 лет. Многие виды считаются «экологически исчезнувшими», поскольку из-за резкого сокращения численности больше не играют роли в организации сообщества. Подобно тому как стабильность экосистемы в целом определяется ее биотическим компонентом, так и устойчивость, а также эффективность самого «блока управления» зависят от информационных возможностей высоких трофических уровней. Именно здесь, на верхних трофических уровнях, содержание информации резко возрастает — об этом свидетельствуют сложное поведение хищников, поддержание иерархической структуры группы, разнообразные связи в популяции, позволяющие ей адекватно реагировать на различные изменения среды, и т.п.
Таким образом, эффективность управления энергетическими потоками в экосистеме в значительной мере зависит от деятельности хищников высокого порядка. Здесь возможна аналогия с постиндустриальным обществом, в котором решающее значение приобретает не уровень производства (как это было в индустриальную эпоху), а оптимизация управления энергопотоками за счет информационных связей. Но именно животные, занимающие высокие трофические уровни, «страдают» от деятельности человека в первую очередь. Иными словами, человек «делает все возможное» для того, чтобы лишить природные экосистемы способности существовать в измененных им условиях.
О беспочвенности надежд, возлагаемых на техногенез, говорил в свое время еще немецкий философ Гегель: «Чтобы справиться с предметами, человек вставляет между ними другие предметы, существующие в природе; следовательно, он пользуется природой против самой природы и изобретает орудия для достижения этой цели». Академик Н. Н. Моисеев также не разделяет оптимизма некоторых ученых: «У человека есть две альтернативы восстановления равновесия. Либо перейти к полной автотрофно-сти, т.е. поселить человека в некой техносфере, либо уменьшить антропогенную нагрузку на биосферу в 10 раз. И ни одна из э