Проект совместного существования (ПСО)

Одним из механизмов Киотского протокола является реализация проектов совместного осуществления (ПСО) между странами. Это означает следующее: если две страны (или предприятия, зарегистрированные в этих двух странах), взявшие на себя обязательства по ограничению выбросов в рамках Киотского протокола, реализуют совместный проект по снижению выбросов или увеличению поглощения парниковых газов, то сокращенные выбросы могут быть переданы от одной стороны к другой. Например, японская компания инвестирует средства или передает свои технологии российской компании с целью снижения выбросов углекислого газа, а в обмен получает единицы сокращенных выбросов. По сути дела, переуступка прав на выброс парниковых газов в рамках механизма проекта совместного существования и торговли углеродными квотами ничем не отличаются. Страна, получившая единицы сокращенных выбросов или единицы установленных количеств выбросов (часть национальной квоты) от другой страны, сможет дополнительно выбрасывать соответствующий объем парниковых газов на своей территории, а страна, передавшая такие единицы, – меньше, рис.13.

Рис.13. Механизм проектов совместного осуществования.

 

Наиболее привлекательной чертой проекта совместного существования является возможность направлять инвестиции на снижение выбросов или увеличение поглощения парниковых газов целевым образом. Утечка инвестиционных ресурсов в этом случае минимальна, а результат тщательно отслеживается и контролируется. На этапе подготовки, регистрации и верификации проекта совместного существовани подробно анализируются финансовые, технические, экономические и политические риски, связанные с их реализацией, что позволяет заранее отсеять неперспективные проекты. Если Рис.13. Механизм проектов совместного осуществления проект все же не будет успешен (например, выбросы не будут снижены), никакой передачи единиц сокращенных выбросов не произойдет.
Именно целевой характер проекта совместного существовани может привлечь и привлекает углеродных инвесторов. К тому же многие из них очень заинтересованы в продвижении своих технологий, а значит, широкомасштабная реализация проекта совместного существовани позволит им увеличить свою долю на мировом рынке. Учитывая долгосрочный характер многих инвестиционных проектов в энергетике и промышленности (например, новый котлоагрегат на котельной или ТЭЦ будет действовать десятки лет), участие в проекте совместного существования обещает выгоды для предприятий, поставляющих технологичное и эффективное оборудование. Преимуществом проекта совместного существования является наличие прямого доступа в систему торговли квотами Евросоюза. Проект совместного существования не стимулирует мероприятия по поглощению углерода, например, проекты по посадке лесов или по передовому управлению лесным хозяйством. Данное ограничение введено для поддержания рынка, чтобы цена квот не была слишком низкой. С одной стороны, это несколько ущемляет интересы российских участников. Однако есть и обратная сторона медали: на европейский рынок нет доступа результатам дешевых, а зачастую и экологически вредных лесных проектов в тропиках, где леса растут очень быстро, а
затраты на оплату труда и тому подобные расходы – очень низки. То есть, даже в случае доступа российских лесных проектов на европейский рынок торговли квотами они были бы там неконкурентоспособны по сравнению с аналогичными тропическими проектами. Однако это, конечно, никак не ограничивает выполнение лесных проектов совместного существования с передачей квот вне торговой системы ЕС, например по межгосударственным соглашениям. Однако у проекта совместного существования есть существенный недостаток. А именно: необходимость прохождения сложных бюрократических процедур по их подготовке, регистрации в Секретариате РКИК, корректировке и сверке результатов с участием независимых экспертов. Все затраты (деньги, время и силы) существенно повышают так называемые трансакционные издержки проектов. По мнению некоторых экспертов, не многие малые и средние инвестиционные проекты способны покрывать такие издержки и оставаться прибыльными. Это значит, что приоритетными автоматически могут стать только крупномасштабные проекты. Кроме того механизм проекта совместного существования подвержен влиянию политических рисков, которые (в условиях долгосрочности проектов) могут возрастать и отрицательно сказываться на их привлекательности.