экология города

Какой след оставил в истории человечества XX век? Это был век самых разрушительных войн и покорения космоса, век телевизоров, компьютеров и автомобилей. Но также его можно смело назвать «веком новых лекарств»: более 90 % всех медикаментов, которые сегодня врачи назначают своим пациентам, появилось в последние 30—40 лет. Современные фармакологические справочники содержат до 10 тыс. наименований медицинских препаратов. Уже не только в быту, но и в медицине широко применяются искусственно созданные вещества, не имеющие аналогов в природе.
На заре человечества лекарствами служили различные растения и минералы. Иногда эти средства в самом деле оказывались полезными, но случалось и так, что они наносили огромный вред. Ведь, как правило, врач «вслепую», «на ощупь» определял, сколько и какого (пусть даже ядовитого) вещества надо добавить в лекарство.
Например, английский ботаник Уильям Витеринг в 1775 г. вылечил пожилую даму от сердечной недостаточности настоем наперстянки пур-
пурной Более десяти лет Витеринг изучал свойства растения и, ещё не зная, почему оно помогает, выяснил, что наперстянка довольно ядовита, и разработал схемы её безопасного применения. К сожалению, другие врачи часто игнорировали рекомендации, что порой заканчивалось смертью пациентов. Так репутация эффективного лекарства была значительно «подмочена».
Лишь спустя 150 лет наперстянка нашла своё достойное место в лечении некоторых болезней сердца. Стало известно, что она содержит активные вещества, названные сердечными гликозидами. В наше время их продолжают применять в клинической практике. Но с большой осторожностью, строго соблюдая дозировку. Ведь ещё Уильям Витеринг предупреждал, что яды в малых количествах — самые эффективные лекарства, а полезные препараты в чрезмерных дозах ядовиты
Главной «новинкой» начала XX в стало использование в медицине не растительных производных, а химических веществ, часто созданных искусственно. Впервые о таком неожиданном способе борьбы с возбудителями инфекционных болезней в 1906 г. писал немецкий учёный Пауль Эрлих. Он мечтал сделать лекарство, губительное для микробов, но безопасное для человеческого организма. Многие считали Эрлиха неисправимым фантазёром. Но после того как он нашёл соединение мышьяка, которое убивало возбудителя сифилиса и не оказывало заметного влияния на человека, учёного признали основателем нового направления в медицине — химиотерапии.
Большинство современных лекарственных средств являются либо совершенно чуждыми для человека веществами, либо синтетическими аналогами биологически активных веществ человеческого организма. Эти высокоэффективные препараты позволяют успешно бороться с болезнями. Химическая формула синтетических лекарств подбирается таким образом, чтобы избежать опасных побочных эффектов. Например, больные, страдающие сахарным диабетом, должны постоянно вводить себе инсулин — гормон поджелудочной железы. Обычно применяют натуральный инсулин, который вырабатывается в поджелудочной железе свиней или коров. Но в последнее время в медицинскую практику внедряется совершенно новый, синтетический инсулин, полученный методами генной инженерии. Этот препарат не содержит лишних примесей и вызывает гораздо меньше побочных эффектов.
А может ли лекарство быть абсолютно безопасным? Пройдя долгий путь проб и ошибок, наука так и не смогла пока создать два главных лекарства: то, которое помогает от всех болезней, и то, которое было бы совершенно безвредным. Не обошлось и без страшных трагедий, связанных с использованием недостаточно проверенных препаратов.
В аптеки многих городов США в 1937 г. поступила новая противовоспалительная микстура. Она считалась безопасной и была рекомендо-
пациент принял тройную дозу лекарства ^
ОТ ГОЛОВНОЙ БОЛИ Г4-
вана даже детям. Но вскоре выяснилось, что микстура содержит очень токсичное вещество — диэтиленгли-коль. К сожалению, обнаружилось это слишком поздно — более 100 человек, употреблявших лекарство, уже погибли. Чтобы такое никогда не повторилось, Конгресс США издал закон: любой медицинский препарат должен пройти строжайшую процедуру регистрации и контроля.
Если бы подобный закон действовал в Европе, наверняка удалось бы избежать другой трагедии. В I960— 1961 гг. в ФРГ резко увеличилось количество детей, родившихся с врождёнными аномалиями костей рук и ног. За предыдущие десять лет не было ни одного такого случая, а тут — более 10 тыс. Только половина малышей выжили, но многим из ни