охота на китов

Китобойный промысел

В истории взаимоотношений человека с животным миром океана вряд ли найдётся сюжет более драматичный и богатый неожиданными поворотами, нежели история китобойного промысла.
РОБКОЕ НАЧАЛО
Киты долгое время были недоступны для охоты. Киты-полосатики (синий кит, финвал, сейвал и горбач) обычно держатся вдали от берегов и довольно быстро (15 км/ч) плавают. По манёвренности эти животные превосходили практически все суда, построенные до начала XX в. Тихоходные гладкие и серые киты обитали вблизи берегов, но охота на них была весьма опасна и требовала навыков в морском деле.
Основоположниками китобойного промысла Нового времени принято считать басков (жители Южной Франции и Северной Испании). Примерно в XI—XII вв. они начали разделывать выброшенных на берег или мелководье китов. Из жира вытапливали масло для освещения и отопления, а мясо использовали в пищу. Позднее баски снаряжали флотилии небольших судов, которые загоняли туши китов на палубе китов к берегам, где охотники убива-
китобоиного судна. ли их длинными гарпунами. Они же
первыми стали обдирать кожу с кита и вытапливать из него жир прямо на борту судна, в котлах, отапливаемых тем же китовым жиром. На рубеже XV и XVI вв. начался коммерческий промысел китов. Появились более крупные суда — каравеллы (длина свыше 20 м, водоизмещение 50—60 т). На них баски ходили в поисках гренландского кита через Атлантику до Ньюфаундленда и даже до Северного Ледовитого океана.
К середине XVI столетия в китобойный промысел включились голландцы, англичане и датчане, промышлявшие в районе острова Ян-Майен. Англия снарядила свою первую китобойную экспедицию в район Шпицбергена. К середине XVII в. здесь вели промысел китов не менее 300 судов из Голландии, Испании, Германии, Дании, Швеции и Франции. Сначала объектами промысла в Атлантике были гладкие и гренландские киты, а затем стали охотиться и на другие виды, прежде всего на кашалотов, от которых получали спермацет (из него делали особого качества свечи, дающие яркий свет и ровное пламя). Спрос на спермацет стимулировал охоту на кашалотов по всему Мировому океану. В конце XVIII — начале XIX в. китобои покинули район Шпицбергена, где киты были практически истреблены, и перебазировались в воды Гренландии. За последующие 200 лет они полностью уничтожили серых китов в Атлантике и почти полностью — гладких китов во всём Мировом океане.
ВЫГОДНЫЙ БИЗНЕС
Возникновение современного китобойного промысла относится к 1868 г., когда впервые вышло в море специальное китобойное судно с паровой машиной. Оно было вооружено гарпунной пушкой и оснащено амортизационной системой (для смягчения рывков загарпуненных китов). Норвежский капитан Карл Антон Ларсен l, гоит у истоков антарктического ки-: обойного промысла, самого мас-ггабного за всю историю. После нескольких рейсов по разведке запасов :итов в Антарктике он принял участие , путешествии шведского исследовате-тя Отто Норденшельда на китобойном с\дне «Антарктик». Судно было зажато льдами и затонуло, но членов экспедиции спас аргентинский пароход Уругвай». В Буэнос-Айресе на банкете в честь спасения Ларсен спросил, почему аргентинцы не добывают китов «у ворот собственного дома». В ту же ночь был собран начальный капитал для создания первой береговой китобойной базы в Антарктике. Её построили на острове Южная Георгия в 1904 г., и уже в первый сезон вложения почти окупились.
Помимо береговых баз в Антарктике действовали и «плавучие заводы». На первых порах это были суда, стоявшие на якоре в защищенных от непогоды бухтах, в основном у Южной Георгии и других островов Западной Антарктики. Первые антарктические китобои били в основном горбачей, чьи миграционные пути пролегали вблизи берега. За 10 лет промысла в районе Южной Георгии было добыто более 29 тыс. китов, око-то 70 % которых составляли горбачи. Популяция понесла большой урон, и в последующие годы добыча упала до нескольких десятков китов этого вида за сезон.
В начале 20-х гг. XX в. всё тот же Ларсен совершил новый переворот в технике китобойного промысла. Он предложил поднимать добытых китов для разделки на палубу судна. Промысел полностью перестал зависеть от берега. К тому же новые способы переработки китового жира сделали его подходящим сырьём для изготовления мыла и маргарина, позволили использовать жир для производства нитроглицерина и, следовательно, динамита. Киты с?али стратегическим сырьём.
Число флотилий быстро росло, и уже в 1930 г. в водах Антарктики действовала 41 флотил
ия с 232 китобойными судами; 73 % добычи составляли экономически наиболее выгодные синие киты. Последствия истребления
китовых стад в Антарктике стали очевидны всем, но ни заявление Лиги Наций в 1925 г., ни первая конвенция по регулированию китобойного промысла в 1931 г. не остановили приносившую сверхприбыли охоту на китов. В 1935—1937 гг. к Норвегии и Великобритании, основным в то время китобойным нациям, присоединились Япония и Германия. Это привело к тому, что численность синих китов заметно снизилась, и уже в 1936— 1937 гг. добывали в основном финва-лов (которые и оставались ведущим промысловым видом до 1964 г.). После Второй мировой войны, в 1948 г., была наконец введена в действие Международная конвенция по регулированию китобойного промысла и учреждена Международная китобойная комиссия (МКК).
Страны, занимавшиеся китобойным промыслом, в первую очередь Норвегия, СССР и Япония, потратили много усилий для того, чтобы возможно дольше противодействовать принятию на сессиях МКК ограничений по добыче тех или иных видов. Результатом было продолжение промысла синих китов, финвалов и горбачей и неуклонное снижение их численности. При этом практически все понимали, что популяция синих китов была подорвана хищническим промыслом ещё до Второй мировой войны.