Есть ли необходимость столь широко развивать сеть АЭС в нашей стране, богатой природными ресурсами органического топлива?

Действительно, Советский Союз обеспечен запасами органического топлива на многие годы. Однако мы должны учитывать одно важное обстоятельство: около 90% топливных и 80% гидроэнергетических ресурсов находится в азиатской части СССР. В то же время основная доля потребления электроэнергии приходится на европейскую часть страны, где проживает около 70% всего населения. Вот почему после исследования возможностей покрытия недостатка электроэнергии именно в тех районах, где она пеобходима более всего, специалисты пришли к выводу об экономической и экологической целесообразности строительства в европейской части СССР именно атомных электростанций.
Попятно, вопросы о том, что АЭС, казалось бы, можно заменить другими типами электростанций, возникают сейчас не случайно.
После аварии на Чернобыльской АЭС уровень доверия к ядерной энергетике во многих странах мира значительно снизился. Правительства некоторых стран, считая АЭС неприемлемым источником риска, отложили принятие решений о расширении национальных программ ядерной энергетики, другие были вынуждены рассматривать требования общественности, поддерживаемые и политическими партиями, об отказе от дальнейшего развертывания работ в данном направлении. В результате развитие атомной энергетики бы.чо заморожено на достигнутом уровне в Италии, Нидерландах, Финляндии, на Филиппинах, в Швейцарии, Швеции. А в Австрии далее было принято решение не вводить в эксплуатацию законченную строительством ЛЭС.
При этом оппоненты не берут во внимание тот факт, что мировая практика накопила тысячи реакторо-лет опыта эксплуатации, в течение которых официально не сообщалось ни об одной аварии с человеческими жертвами на коммерческих АЭС. В частности, и реакторы типа РБМК, которые эксплуатируются на Чернобыльской АЭС и некоторых других станциях, также имеют более ста реакторо-лет безаварийной работы.
Все чаще приходится слышать вопросы такого рода: а зачем расщеплять атом? Неужели нельзя обойтись другими источниками энергии? Почему не вложить средства, которые идут на разработку и сооружение атомных станций, в исследования и поиск практических решений использования, например, солнечной, ветровой или морской энергии?
Несомненно, люди должны думать об энергосберегающих технологиях, использовании самых разнообразных энергоисточников. Где-то на отдаленной северной зимовке незаменимой может стать ветряная энергоустановка. В жаркой же пустыне солнечная батарея вполне обеспечит потребности геолога или скотовода. У него будут работать и телевизор и холодильник.
В Советском Союзе, как и во многих других странах, есть научно-исследовательские центры, которые занимаются этими проблемами, реализуют свои идеи на практике. На Камчатке, например, Паужетская геотермальная электростанция. В Мурманской области — Кислогубская приливная. Создается образец волновой миниэлектростанции, разработанной в Тихоокеанском океанологическом институте. В Крыму вступила в строй первая в СССР солнечная электростанция. Есть проекты гибридных солнечно-тепловых энергоустановок. Таким образом, по многим направлениям нетрадиционной энергетики ведутся исследовательские работы, некоторые из них — на опытно-промышленной стадии. В результате принимаемых сейчас мер со временем роль возобновляемых, безопасных и экологически чистых источников в энергетическом балансе нашей страны будет расти. Но для крупномасштабного производства электроэнергии в обозримом будущем можно рассчитывать лишь на уголь, газ, нефть и ядерное горючее.
По данным МАГАТЭ, на конец 1987 г. атомные электростанции действовали в 26 странах мира. Если производимую ими электроэнергию пришлось бы получать на тепловых электростанциях, то можно себе представить, к какому увеличению расхода традиционных органических видов топлива привела бы такая замена, как сразу возросла бы напряженность на мировом топливном, прежде всего нефтяном, рынке. Нетрудно предвидеть, что все это отрицательно сказалось бы на решении многих насущных экономических проблем на планете.
Едва ли можно оспаривать тот факт, что уже сегодня ядерное топливо и атомная энергетика играют в экономике и политике определенную стабилизирующую роль на планете. Да и запасы органического топлива ограниченны. Нельзя забывать при этом, что нефть, газ, уголь — ценное промышленное сырье, которое заслуживает более рационального использования, чем сжигание его в топках электростанций.
Очень важно видеть и экологический ас
пект проблемы. По имеющимся расчетам, при сгорании угля, нефти и газа ежегодно в атмосферу выбрасывается 200—250 млн т золы и около 60 млн т сернистого ангидрида. А к 2100 г. эти выбросы могут возрасти до 1,5 млрд т и 400 млн т соответственно.
Кроме того, в атмосферу из труб тепловых электростанций попадает большое количество окислов азота, углерода и других вредных веществ, включая естественные довольно токсичные радиоактивные элементы (например, радий и полоний). Сернистый газ уже приносит в страны Северного полушария так называемые «кислотные дожди». Они не только уничтожают леса, но и отрицательно сказываются на здоровье человека.
Оценивая степень безопасности атомной энергетики, следует указать, что обычные электростанции примерно в 100 раз сильнее, чем атомные, загрязняют окружающую среду вредными выбросами, в том числе и радиоактивными (изотопы из семейства урана и тория, калий-40). В угле, например, содержится радиоактивный изотоп углерода, который при сжигании выбрасывается с дымом. Замена электростанций на угле атомными электростанциями не только улучшает чистоту воздушного бассейна, но и уменьшает радиоактивное загрязнение. Кажется парадоксальным, но это факт.
Поэтому совсем не случайно в 1985 г. 21 государство Северного полушария, в том числе СССР, образовало так называемый «Клуб 30%»- Участники этого союза обязались до 1993 г. снизить выбросы двуокиси серы в атмосферу со своих предприятий, особенно электростанций, на 30%. А как этого можно добиться, если отказаться от ядерной энергетики?
Важно знать, что на планете существует вероятность климатических перемен из-за роста концентрации углекислого газа и метана в атмосфере (и ГЭС играют здесь большую роль). Будут ли эти изменения благополучны для нас? Большинство специалистов, занимающихся данной проблемой, на поставленный вопрос отвечают отрицательно.
Подобные соображения характерны не только для советских ученых и специалистов. Вот что, например, сказал генеральный директор МАГАТЭ доктор Ханс Блике, анализируя чернобыльские события: «Однако является ли уникальным ущерб в более широком значении? Мощность блоков Чернобыльской АЭС составляет 4000 мегаватт (электрических). То же количество электроэнергии, произведенное с помощью угля, будет стоить определенного числа потерь среди шахтеров и транспортных рабочих, а загрязнение вызовет определенное число случаев смерти и нанесение ущерба лесам, озерам, земле и городам, а также станет причиной раковых заболеваний. И это случится не в результате аварии, а при нормальных рабочих условиях. Так что даже при нынешних напряженных обстоятельствах, особенно в такое время, мы должны сохранять в наших суждениях необходимое чувство пропорции».
Таким образом, в сравнении с традиционными технологиями производства электроэнергии атомная энергетика все-таки выглядит привлекательнее, поскольку дает возможность обеспечить экологически более чистое производство. Но тем не менее остаются достаточно сложные проблемы. И одна из наиболее острых, например, связана с захоронением радиоактивных отходов. Возникают непростые вопросы, касающиеся возможности повышения уровня безопасности, создания международного режима ее обеспечения, решения ряда научно-технических и организационных задач, которые выдвинулись на передний план прежде всего в связи с чернобыльскими событиями. Впервые о них заговорили после катастрофы на американской станции Тримайл-Айленд, а также ряда аварий меньшего масштаба в других странах.
Надо, безусловно, помнить, что развитие мировой ядерной энергетики кроме выгод в плане энергообеспечения и сохранения природных ресурсов песет с собой и опасность, носящую ие только региональный, но иногда и международный характер. Сюда относятся и возможные трансграничные переносы радиоактивности, в частности при крупных радиационных авариях, и возможность международного терроризма в отношении АЭС, и специфическая опасность ядерных объектов в военных условиях. Все это определяет принципиальную необходимость глубокого международного сотрудничества в области развития ядерной энергетики.
Чернобыль заставляет о многом задуматься. Но при всей тяжести случившегося нельзя отрицать необходимость использования атомных электростанций. Альтернативы других источников электроэнергии, соответствующих современным потребностям человечества, пока нет. Трагедия Чернобыля должна изучаться не в целях политических или экономических спекуляций, а для того, чтобы, зная в
деталях весь механизм происшедшей беды, сделать серьезные практические выводы на всех уровнях и более никогда не допускать подобного.