Могли ли западные журналисты, политики, мировая общественность получить из прямых советских источников необходимые сведения об аварии на Чернобыльской атомной станции непосредственно в первые дни после случившейся трагедии?

Ответ на этот вопрос дал в своем выступлении по советскому телевидению М. С. Горбачев:
«Серьезность обстановки была очевидной. Надо было срочно и компетентно оценить ее. И как только мы получили надежную первоначальную информацию, она стала достоянием советских людей, была направлена по дипломатическим каналам правительствам зарубежных стран».
Обратимся к фактам. Первое краткое сообщение от Совета Министров СССР об аварии на Чернобыльской АЭС было опубликовано в советских газетах 28 апреля 1986 г. (другие средства информации — радио, телевидение, ТАСС — сообщили о ней еще 27 апреля). На следующий день уже было распространено более подробное сообщение, в котором говорилось о размерах аварии, гибели двух человек, об эвакуации населения и принимаемых мерах по ликвидации аварии.
Впоследствии информация о положении на ЧАЭС через ТАСС передавалась почти ежедневно. А когда в общих чертах уже прояснилась картина аварии, МИД СССР провел пресс-конференцию для советских и иностранных журналистов. На ней представители средств массовой информации смогли задать интересовавшие их вопросы о Чернобыле заместителю Председателя Совета Министров СССР, председателю Правительственной комиссии Б. Е. Щербине, руководителям советской атомной энергетики, медикам. Материалы этой пресс-конференции были опубликованы в газете «Правда» за 7 мая 1986 г.
Через день, 9 мая, советская печать опубликовала сообщение «В Политбюро ЦК КПСС», в котором была охарактеризована обстановка в прилегающей к АЭС зоне, названы конкретные меры, принимаемые государством для ликвидации последствий аварии, и помощь пострадавшему в результате нее населению.
8 мая Председатель Совета Министров УССР встретился с группой иностранных журналистов, которые прибыли в Киев. Им были даны разъяснения по всем интересовавшим их вопросам.
10 мая 1986 г. газета «Правда» поместила очередной отчет с пресс-конференции для советских и иностранных журналистов, организованной МИД СССР. Здесь также не были оставлены без ответов самые острые вопросы об аварии на ЧАЭС.
Мы уже рассказали, что в первых числах мая район Чернобыля посетила авторитетная делегация МАГАТЭ, в составе которой находились представители Швеции и США. Врачи из США Р. Гейл и П. Тарасаки с самого начала событий получили доступ в советские клиники, где оказывалась помощь пострадавшим в результате аварии па ядерной установке ЧАЭС. Зарубежные медики своими глазами видели пораженных радиацией больных, принимали непосредственное участие в их лечении. Так что и в отношении этих — самых трагических — последствий аварии от иностранных специалистов ничего не скрывалось. Побывал в московской клинике и представитель деловых кругов США, врач по профессии, А. Хаммер.
13 мая состоялась встреча заместителя Председателя Совета Министров СССР, председателя Правительственной комиссии Б. Е. Щербины с аккредитованными в Советском Союзе послами Великобритании, Испании, Италии, Канады, Нидерландов, Норвегии, Финляндии, Швеции, Турции, ФРГ, временными поверенными в делах Австрии, Дании, Люксембурга, Франции, представителем посольства США. Во встрече приняли участие советские специалисты, представители МИД СССР. Послам были даны разъяснения по вопросам, связанным с обстановкой на ЧАЭС. Они получили ответы на все интересовавшие их вопросы.
В тот же день МИД СССР пригласил послов социалистических стран, которые также получили полные сведения о событиях на Чернобыльской атомной электростанции.
14 мая, как уже упоминалось, по советскому телевидению выступил М. С. Горбачев. Генеральный секретарь ЦК КПСС подробно осветил известные на тот момент факты о причинах аварии, ее последствиях и принятых для ликвидации их мерах. Была дана оценка случившемуся и в международном плане, выдвинуты предложения, которые могли бы обеспечить ядерную безопасность атомной энергетики на планете в еще большей степени. При этом указывалось, что в ликвидации аварии и ее последствий активное участие принимают воины Советской Армии и внутренние войска.
Со всей откровенностью было сказано, что «уровень радиации в зоне станции и на непосредственно прилегающей к ней территории сейчас еще остается опасным».
В печати были опубликованы конкретные цифровые сведения об уровнях радиации в тех районах, где имело место радиоактивное загрязнение. В связи с этим нельзя забывать о том, что советская сторона обязалась ежедневно передавать в МАГАТЭ сообщения об уровнях